Главная » Интервью » Повелитель грузовиков

Повелитель грузовиков

Какой русский не любит быстрой езды! Однако Александр Львов – надежда и гордость российских автогонщиков — утверждает, что не смотря на участие в одном из самых жестких по части контактной борьбы Чемпионате Европы на грузовиках, в жизни он самый дисциплинированный водитель.

— Александр, ваш отец Михаил Сергеевич Львов — известный автогонщик, чемпион СССР. Это он повлиял на ваш выбор жизненного пути?

— Да, отец в 1977 году был чемпионом Советского Союза. А я увлекался игрой в хоккей. Но как-то незаметно, когда я был во втором классе, мы стали вместе с отцом ездить на картинг. Брали с собой и моих приятелей-мальчишек с родителями. Так же всей семьей ездили на гонки. Так постепенно и втянулся. Никто меня не заставлял, сам определился с профессией.

— А что важнее для гонщика, техническая подкованность и знание автомобиля или личные качества – выносливость, реакция?

— Во времена СССР пилоты сами строили свои гоночные машины, сами на них ездили и сами их обслуживали. Так работал и мой отец, да и я так начинал. Но теперь все изменилось – с 2000 года я стал профессиональным пилотом, выступал в составе профессиональных команд, где каждый выполняет свою работу – механики готовят гоночные автомобили к заездам, а пилоты постоянно тренируются и отвечают за результат на соревнованиях. Вот уже два года я выступаю за Австрийскую гоночную команду на автомобиле марки MAN. В команде у нас четкое разделение функций. Автомобилем занимаются профессиональные механики, а я стараюсь поддерживать свою спортивную форму и прилетаю только за день-два до соревнований. Хотя, конечно, если пилот разбирается в технике — хуже не будет! Мне, например, техническое знание автомобиля во многом помогает. Скажем, в прошлом сезоне реализовал несколько идей, направленных на улучшение машины, и получил хороший результат.

— Наверное, многие интересуются, зачем гонщику тренироваться в спортзале, ведь он же тихо-мирно сидит в автомобиле…

— Да, это типичное заблуждение! Однако пульс гонщика в момент старта достигает 160 ударов в минуту, да и вообще нагрузка на сердечно-сосудистую систему очень большая. К тому же при гонках на грузовиках перегрузки на поворотах выше, чем в легковых автомобилях. Сама трасса около четырех – пяти километров и в зависимости от длины трассы мы проходим разное количество кругов. Так что тренироваться приходится регулярно – это, прежде всего бег, работа на мышцы плечевого пояса и руки, а так же на мышцы шеи. В спортзал я хожу через день.

— Бывает ли страшно на трассе?

— Еще бы! Контактная борьба — серьезная вещь, если учесть, что каждый грузовик весит по 5,5 тонн. Места на трассе мало, победить хотят все, вот и получается, что при обгонах происходят контакты. Машины очень тяжелые и от легкого удара случаются серьезные разрушения. Опять же инерция… Наши гонки – увлекательное драматическое зрелище: машины сталкиваются практически в каждом заезде!

— А потом?

— А потом механики их приводят в порядок к следующей гонке. Всего в сезоне 40 гонок. В рамках чемпионата Европы соревнования проводятся в разных странах раз в две — три недели. Я работаю как пилот, а подготовкой и транспортировкой грузовика к месту гонок занимаются специально обученные люди. С нами в команде даже бригада поваров путешествует на каждое соревнование.

— Зрителей собирается много?

— Не то слово! Часто проводят короткие гонки по 30 минут, это очень зрелищный вариант. Так было, скажем, в Германии. Посмотреть на гонку «Формула-1» пришло 125 тысяч зрителей. А гонка на грузовиках в том же формате – 170 тысяч! Народу – масса. Да что Германия, помню, в июле в Смоленске, в дикую жару, между первой и второй гонками я даже комбинезон не успел переодеть: люди окружили с плакатами-бейсболками, и я подписывал все эти сувениры без остановки. Отказать-то неловко, болельщики издалека приезжают! Да и если вдуматься, моя работа – не только гонка, но и продвижение всего, что этот процесс окружает.

— Что же получает победитель?

— Признание и кубок. Больше ничего. Никаких счетов в банке и бриллиантовых портсигаров. Конечно, победителя кроме славы ждет еще и внимание спонсоров, которые в итоге помогают команде. В прошлом году в Испании на чемпионате Европы я получил кубок за второе место.

— А травмы были?

— Серьезных травм не было, ушибы – да, были. Стараюсь аккуратно работать на трассе. А в жизни я вообще самый спокойный водитель, мне адреналина и на гонках хватает.

— Как вы считаете, гонщик – это творческая профессия, или…

— Безусловно творческая, никаких «или»! У каждого из нас – машина строго индивидуальная, это часть тебя самого. И она не просто катится, ты заставляешь ее двигаться на пределе возможностей, включив всю свою интуицию и опыт. А соперники по гонкам в течение сезона одни и те же, и у каждого свой характер и привычки. Ты всех их тоже должен знать и чувствовать – тут никакой расчет не поможет. Зато поможет импровизация и, конечно, Фортуна. Кстати, многие зарубежные гонщики имеют творческие хобби – скажем, играют в рок-группах на гитарах. А я уже говорил, что с детства люблю хоккей и до сих пор выхожу на лед с удовольствием. Мой старинный приятель Максим Соколов хоккеист, играет за СКА, чемпион мира – я его научил машину водить. Но все-таки свободное время предпочитаю проводить с семьей и друзьями.

— А водить машину вы учите только чемпионов мира по хоккею?

— Нет, конечно! Сейчас в Санкт Петербурге мы строим гоночную трассу, которая называется «Автодром Санкт Петербург» и у нас уже работает школа водительского мастерства, а скоро трасса будет открыта не только по выходным – так что мы готовы не спеша обучать всех желающих. Главное в жизни — не торопиться!

Маргарита Васильева, специально для AutoBull, «Грузовой журнал»

Тэги: ,

Добавить комментарий